вторник, 12 января 2010 г.

Веселый министр


   Среди туристов из нашей необъятной страны, побывавших в Бельгии, бытует мнение, что мол бельгийцы от сытой и размеренной жизни стали совсем уже скучными и предсказуемыми. Мол, потеряли они способность шутить, веселиться и зажигать, как это принято на нашей одной шестой части суши. Мол ходят все по линеечке, улицу переходят только на зеленый свет и вообще, даже сидят медленно. Так-то оно так, но как человек живущий здесь далеко не первый год, могу сказать, что не оскудела земля бельгийская талантливыми весельчаками-балагурами! Есть еще порох в пороховницах, и ягоды в ягодицах ;=)
Взять вот к примеру министра по пенсионному обеспечению Мишеля Дэрдена (Michel Daerden), который на фото слева. Как этот слуга народа выступил в Федеральном парламенте 7 января, с каким огоньком и задором он пояснил всем присутствующим о ходе пенсионной реформы!… Это просто праздник какой-то! Все разложил по полочкам, все точки над всеми i расставил где положено! Это вам не водичкой из графина в Госдуме обливаться и не рукопашную в Верховной Раде идти. Побольше бы таких политиков, глядишь у народа и интерес бы к парламентским слушаниям проснулся.
Смотрим!





Естественно, бельгийские политики, не обладающие задатками мистера Бина и не мечтающих о карьере в Comedy Club, тут же заявили, что Мишель дескать появился в Федеральном парламенте в пьяном виде (это они еще Вольфовича в деле не видели!). Тем более, что прецедент в 2006 году был.  Но его коллеги по партии быстренько пресекли все инсинуации и заявили, что “министр выступал в присущем ему стиле”. И вообще, мол руки прочь и нечего тут тень на плетень наводить.
Тут надо сделать небольшое пояснение. Как известно, Бельгия состоит из 2 частей: Фландрии, говорящей по-нидерландски, и Валлонии, говорящей по-французски. Причем если у первых с иностранными языками все в порядке, то вторые с большим трудом могут связать пару слов на нидерландском или английском. Как сказал однажды бывший премьер Валлонии “валлонцы имеют особое строение мозга, не позволяющее им успешно учить какие-либо языки, кроме французского”. Так вот, Мишель Дэрден – валлонец, но тем не менее выступал он на нидерландском. Может быть в этом причина его необычной манеры держать речь?
В заключение хотелось бы пожелать, чтобы политики всего мира переняли способности Мишеля Дэрдена и тогда простой избиратель сам потянется к этим веселым, доброжелательным людям с блестящими с утра глазами.